Пермь
Корзина
0
У Вас в корзине нет заказов

Групповой психоз

Журнал "Свой Бизнес" №104 (октябрь 2011)

Американский сервис коллективных покупок Groupon появился в ноябре 2008 года. Спустя короткое время к нему приклеился ярлык «самой быстрорастущей компании за всю историю Интернета»: в первый год работы оборот компании составил $94 млн., а с января 2010 по январь 2011 ежемесячный доход вырос с $11 млн. до $89 млн. Совокупная выручка Groupon за прошлый год составила по разным оценкам от $460 млн. до $760 млн.

В конце 2010 года основатель и CEO компании Эндрю Мэйсон разослал сотрудникам мемо, в котором, среди прочего, сообщил, что надеется закончить 2011 год уже с «миллиардными доходами». И уже по итогам первого квартала компания объявила о доходах в $644,7 млн. В начале года у сервиса было 51 млн. подписчиков, летом аудитория выросла уже до 81 млн. человек. Согласно прогнозу, содержащемуся в послании Мэйсона, в декабре 2011 года их должно стать в три раза больше. Кроме того, в прошлом году компания отвергла предложения Google о поглощении за $6 млрд. ($5,3 млрд. сразу и $700 млн в случае определенных финансовых успехов). Наконец, летом Groupon объявил об IPO, которое должно было произойти в сентябре (на момент подписания номера в печать размещение еще не произошло), в результате которого компания планировала привлечь $750 млн. Для компании, просуществовавшей три года это более чем впечатляющий результат. Столь яркий пример не мог не породить подражателей, желающих повторить успех. Конкуренты появились по всему миру, хотя тех, кто действительно готов на равных сражаться с Groupon на глобальном рынке, можно пересчитать по пальцам одной руки.

В Россию Groupon пришел в августе 2010 года, купив собственный клон Darberry. К тому времени на российском рынке уже существовало около 30 купонных сервисов, но Groupon выбрал именно его. Тогда Елена Масолова, одна из основательниц проекта, сообщила, что ежемесячный оборот Darberry составлял до $250 тыс. К концу этого года он может достигнуть $30 млн. По данным сервиса Webomer, самый большой охват аудитории Рунета среди купонных сервисов имеют Groupon, Biglion и KupiKupon (2,33%, 1,7% и 1,69% соответственно). На эту же тройку компаний приходится большая часть рынка. «В первый эшелон сервисов коллективных покупок на российском рынке входят Groupon, Biglion и KupiKupon. На них приходится примерно 90% этого рынка. Доля всех остальных игроков вместе взятых составляет около 10%», - считает генеральный директор KupiKupon Комил Рузаев. При этом на KupiKupon, по его словам, приходится 25% рынка: «В 2010 году на нашу компанию приходилось более 10% от объема рынка сервисов коллективных покупок. За год мы увеличили свою долю более чем в два раза». К таким заявлениям следует относиться с определенной долей скепсиса, ибо все игроки, красуясь перед инвесторами, склонны набивать себе цену. Подтвердить или опровергнуть эти заявления практически невозможно, т.к. внушающих доверие независимых рыночных исследований не проводилось. Руководство компании Biglion, называющей себя пионером российского рынка скидочных купонов, считает, что контролирует 50% рынка. «По отчетам независимых агентств, каждый второй купон, купленный в России, куплен именно в Biglion. Таким образом, наша доля рынка составляет 50%. И эту долю мы будем увеличивать путем добавления новых направлений развития бизнеса», - говорит директор по развитию Biglion Олег Савцов. Если сложить все громкие заявления, то окажется, что на долю Groupon в России приходится всего 15% рынка. В это, конечно, невозможно поверить. Получить комментарий от самого Groupon нам не удалось: в период подготовки к IPO руководство компании воздерживается от любых официальных заявлений.

При этом компании второго эшелона имеют свои представления о пропорциях, в которых поделен рынок: они считают, что на «большую тройку» приходится значительно меньше 90%. «Сейчас на российском рынке сервисов коллективных покупок представлено более 80 порталов. Из них лидирующие позиции занимают пять сайтов, на долю которых приходится около 60% рынка», - считает Игорь Кузин, CEO Kupibonus.ru. Кузин утверждает, что Kupibonus.ru занимает третье место на рынке – правда, не размеру аудитории и не по количеству проданных купонов, а по объему выручки. В компании WeClever на структуру рынка вообще смотрят несколько по-другому: «Мы выделяем первый эшелон конкурентов – это Groupon и Biglion, они идут со значительным отрывом от остальных игроков. Их доли составляют соответственно около 40% и 25%. Мы относим себя ко второму эшелону игроков, в который кроме нас также входят такие компании как KupiKupon, Vigoda.ru и Kupibonus.ru. Во втором эшелоне доли достаточно волатильны и на каждого игрока приходится от 5% до 10%», - объясняет исполнительный директор компании Денис Лысков.

Если ориентироваться на данные о посещаемости сайтов, собранные сервисом Webomer, то окажется, что Groupon имеет долю рынка 29%, а Biglion и KupiKupon - по 21%. Втроем они занимают 71% рынка. Однако весь сегмент купонных сайтов в целом имеет аудиторию чуть больше 8% от общего числа пользователей Рунета. Это совсем мало, и, следовательно, мы можем рассчитывать на дальнейший рост рынка. «Потенциал рынка сервисов коллективных покупок в России огромный. У нас еще очень слабо развита эта ниша, и очень малая доля пользователей Интернета вовлечена в пользование купонами», - подтверждает Комил Рузаев. Олег Савцов уверен, что рынок будет расти высокими темпами еще один-два года. «Если в прошлом году общий объем рынка был на уровне $10-20 млн., то в этом году он составит $250-300 млн.», - замечает он. По прогнозам WeClever в 2011 году объем рынка может составить $200 млн. «Данные оценки основаны на нашей аналитике динамики продаж на сайтах всех основных участников рынка. Мы полагаем, что рынок еще минимум два-три года будет расти на десятки процентов в год. Данный тренд будет поддерживаться как распространением сервисов во всех крупных городах, так и углублением уровня проникновения среди пользователей в тех регионах, где сервисы уже представлены», - предполагает Денис Лысков.

Высокие темпы роста рынка окрыляли предпринимателей и инвесторов, но все меняется. Еще недавно считалось, что порог входа на рынок купонных сервисов очень низок (достаточно вспомнить, что первая версия американского сайта Groupon работала на бесплатном «движке» WordPress), что породило большое количество подобных проектов. Однако финансовые результаты заставили многих поумерить пыл, бизнес-модель оказалась сложнее, чем казалось при взгляде со стороны. «В области коллективных покупок весьма четко проявляется эффект масштаба, модель начинает приносить результаты лишь тогда, когда запуск акций осуществляется ежедневно и когда их качество не вызывает сомнений. Это в свою очередь основывается на отлаженных бизнес-процессах во всех областях, начиная со взаимодействия с поставщиками и партнерами, и заканчивая процедурами по подготовке содержания акций и работой службы поддержки клиентов», - объясняет Лысков.

Наблюдающийся на рынке ажиотаж, споры о «крутизне» и лидерстве, стремительный рост оборотов и накачка компаний деньгами невольно наводят на мысли о надувании очередного «пузыря». Казалось бы, зачем компаниям, которые ничего не производят, миллионы долларов инвестиций? Слова о сложности бизнес-модели звучат не слишком убедительно. «Деньги, которые потребляет купонный бизнес, направлены на привлечение аудитории, на «активацию» пользователей, привлеченных маркетингом, но еще не успевших купить ни одного купона. Как и в любом бизнесе, деньги тратятся еще на разработку, привлечение талантливых инженеров и топ-менеджеров», - говорит Олег Савцов. Объем начальных инвестиций в Biglion Савцов не раскрывает, характеризуя его как «типичный для классического стартапа, запущенного в Интернете».

KupiKupon.ru привлек свои первые инвестиции от международного холдинга Veritas Financial Europe в мае 2010 года. На сегодняшний день вложения в проект уже достигли $6 млн. «Сейчас компания рассматривает предложения от ряда российских и зарубежных инвесторов о привлечении дополнительных средств на развитие проекта в размере $15-20 млн.», - рассказывает Комил Рузаев. При этом KupiKupon работает не только в России, но и в странах бывшего СНГ и Прибалтики, а до конца года в компании рассчитывают начать работать в Финляндии, Швеции, Дании, Словении и на Ближнем Востоке (Катар и Объединенные Арабские Эмираты).

Сервис WeClever на старте вообще обошелся без внешних инвесторов, объем «посевного» финансирования составил скромные $70 тыс. На сегодняшний день в проект вложено менее миллиона долларов, основные источники – собственные средства акционеров, реинвестированная прибыль и заемные средства. Однако в ближайшие два года в компании надеются привлечь внешних инвесторов и получить $10 млн., которые будут направлены на региональное развитие и продвижение брэнда. «В скором времени, вероятно, изменятся настроения инвесторов, которые уже успели осуществить вложения в индустрию. Если раньше их преимущественно привлекала сама отрасль, то в дальнейшем важнейшим фактором станет команда. Инвестору необходимо получать требуемую доходность на капитал, которую пока они не получают, поэтому важнейшим фактором при принятии инвестиционных решений становится умение команды эффективно использовать финансовые ресурсы, добиваться результатов меньшими средствами, умело строить бизнес-процессы, внедрять системы контроля, показывать наибольшую доходность на инвестиции, применять новые, изящные маркетинговые решения вместо тривиальных и создавать условия для развития и самореализации сотрудников компании», - перечисляет Денис Лысков.

Ни один из опрошенных «Своим бизнесом» игроков не признает опасность надувания «пузыря». Интерес инвесторов к различным онлайн-сервисам растет во всем мире уже несколько лет. А в России, как замечает Марина Трещова, этот интерес дополнительно подогревается быстрым ростом аудитории: «Сейчас Россия с 60 млн. пользователей Интернета находится на втором месте в Европе по размеру интернет-аудитории, а в следующем году будем первыми. Интернет открывает большие перспективы для предпринимательства, но здесь важно уметь правильно оценить собственные силы и перспективы проекта. Риски есть всегда, особенно в венчурном бизнесе, который по своей сути всегда рискованный. Но дело не в Интернете, а в бизнес-модели и подходе к организации работы. Если бизнес-модель плохая, то она не будет работать ни в оффлайне, ни в онлайне».

Не станем подвергать сомнению оптимистичные прогнозы основателей и инвесторов российских купонных сервисов, но заметим, что рынок еще слишком молод, чтобы на основании существующей динамики делать строить планы на несколько лет вперед. Возможно, стоит более пристально взглянуть на западный рынок, от которого мы отстаем, по разным оценкам, на один-три года. Причина отставания не только в том, что российские интернет-предприниматели предпочитают клонировать успешные западные проекты, но и, как справедливо заметил Комил Рузаев, в общем отставании российской электронной коммерции. На Западе в центре внимания находится Groupon, в адрес которого в последнее время слышится немало критики. Задаваясь вопросом, куда уходят привлеченные средства, аналитики и журналисты отвечают: подавляющая часть инвестиций идет на выплаты владельцам и топ-менеджерам компании. Так, в январе сервис привлек $950 млн., из которых в кэше через три месяца осталось только $209 млн., а остальные $752 млн. были выплачены как раз топ-менеджменту и держателям крупных (от 5%) пакетов акций. В июне, объявив об IPO, Groupon раскрыл отчетность, из которой было видно, что компания закончила прошлый год с убытком в размере $450 млн. На Западе даже появилось радикальное мнение, что к 2016 году бизнес-модель Groupon себя изживет, поскольку практически не приносит дохода. В самом Groupon утверждают, что бизнес станет прибыльным, когда компания еще подрастет (и это мы слышим от лидера?), но не поясняют, за счет чего должна появиться прибыль.

До России сомнения в жизнеспособности бизнес-модели Groupon пока еще не докатились. «Купонные сервисы имеют достаточно прозрачную модель монетизации, и при этом в нашей стране их работа нацелена на решение важной социальной задачи - продвижения предприятий малого и среднего бизнеса. В данном случае не должно быть ситуации «раздувания пузыря». В успешности развития этого направления заинтересованы все участники (поставщики, покупатели, инвесторы, партнеры, государство, акционеры, сотрудники), а не только какая-то отдельная группа, имеющая цель заработать на спекуляции», - утверждает Денис Лысков, хотя звучит это слишком красиво, чтобы быть правдой. Комил Рузаев считает, что в России еще рано говорить о перегреве, так как проникновение такого рода услуг в нашей стране относительно невелико (и с этим трудно поспорить). «Не могу сказать, что рынок перегрет и на Западе, хотя уровень конкуренции там зашкаливает. Мне кажется, что время и рынок все расставит по своим местам и неконкурентоспособные компании просто отвалятся», - добавляет он. Это, безусловно, так. Вопрос лишь в том, насколько рискованны инвестиции в такие проекты и не «схлопнется» ли рынок внезапно, принося огромные финансовые потери инвесторам. Никто не знает, да и не может знать, когда это может случиться. А пока инвесторы готовы вкладывать свои миллионы, ни один руководитель проекта не будет думать о прибыли, направляя все средства на борьбу за большую долю рынка. Это, среди прочего, требует огромных маркетинговых бюджетов (в прошлом году Groupon потратил на продвижение $263,2 млн.). Но что будет, когда инвесторы разочаруются и уйдут, не дождавшись обещанной прибыли?

Алексей Упатов